Категории: Отзыв

терапевтическая группа

Дисскуссия

28 января 2017 г. с 12:00 до 14:00 «Развитие частной практики групповой терапии».

Виктор Александрович Столяров, психолог, член Интернациональной ассоциации групповой психотерапии и групповых процессов (IAGP), а так же Восточно-Европейской ассоциации экзистенциальной терапии (EEAET). Обучался на двух международных постдипломных программах базового уровня : «Экзистенциальная психотерапия» и «Групповая психотерапия» в Институте гуманистической и экзистенциальной психологии (HEPI, Литва). К дискуссии приглашены групповые психотерапевты из разных психологических центров, клиник и профессиональных сообществ города.

Встреча проводилась при поддержке Кафедры психотерапии и сексологии СЗГМУ им. И.И.Мечникова, по адресу: 15 линия В.О., д. 4/6, Психиатрическая больница №7 (Клиника неврозов им. И.П.Павлова), 3 этаж.

Отзыв о психотерапевте

Отзыв о психотерапевте и участии в терапевтической группе.

Опыт участия в психотерапевтической группе.

Сейчас, оглядываясь назад, хочется снова повторить то, что я сказал на завершающей встрече. Я рад, что я выполнил то, что задумал, т.е. создал условия для получения максимального эффекта от ГМВ. Формат группы таков, что эффект этот носит кумулятивный, причем не всегда осознаваемый характер, поэтому первостепенно-важно посещать все занятия, по-возможности, без пропусков, и обязательно от начала до конца.

Есть, конечно, и осознанные составляющие эффекта. Вкратце перечислю:

— я стал внимательнее слушать других; мне интересно не только говорить, но и слушать (с радостью замечаю вернувшуюся из детства способность «подключать» воображение при рассказе собеседника.

Читать

Тренинг уверенности в себе

Тренинг уверенности (отзыв)

Тренинг уверенности в себе

Мне очень повезло. Мне посчастливилось приобрести новый опыт . Тренинга уверенности в себе, который проходил в группе (6 человек и 2 терапевта). Опыт нахождения в группе совершенно незнакомых людей, объединенных общими вопросами (не хочется называть их проблемами), опыт взаимодействия, эксперимента, выстраивания отношений, понимания и новых открытий. Опыт преодоления, преодоления страха. Но по порядку.

Первая встреча вызывала во мне повешенную тревогу, волнение. Новые люди представляли среду небезопасную. Я был готов защищаться, был закрыт и чувствовал, что должен «не облажаться». Чувствовал себя как на экзамене. Но собственно эти чувства и привели меня сюда, поэтому головой я понимал, что на верном пути и с этими чувствами мне и предстоит работать. Как именно будет строиться работа, я себе не представлял, как не представляли и другие члены группы. Были некоторые предположения, и был большой интерес.

Читать

Групповая терапия | Grouptherapy.ru

Отзыв о тренинге

Отзыв о тренинге уверенного поведения

Для удобства восприятия я бы разделил организационные и сущностные аспекты проведения тренинга. Замечания и предложения в основном касаются организационных моментов, в то время как по сути проведенных занятий я, не являясь профессионалом в предмете, могу оценивать только результаты. Поэтому так и сделаю.

1. Организация тренинга.

Место.

Достаточно удобное – в центре Москвы, метро в пяти минутах ходьбы. В помещении тепло и тихо, что для меня достаточно важно. Комната более чем просторная для того числа участников, которые в результате остались в группе. Здание внутри сначала несколько смущало обилием эзотерических и, на мой взгляд, откровенно шарлатанских объявлений, но потом я перестал обращать на это внимание – арендуют разные организации свободные площади, не мешают занятиям (не сверлят, не кричат, не включают музыку, не устраивают оргии с религиозным камланием) – и ладно.

Время занятий.

Сначала считал, что было бы удобнее встречаться после работы в будни. Однако, поразмыслив, посчитал, что субботнее утро – оптимальное время для проведения занятий. На занятие нужно приходить отдохнувшим, поскольку это работа, и работа специфическая (настолько, что после первых занятий чувствовал себя более уставшим, чем после спортзала). Соответственно, сдвиг на вечер буднего дня неизменно привел бы к тому, что лично я бы после получаса впадал бы в состояние «скорее бы сегодня это все закончилось, ибо я и так уже устал». С другой стороны, воскресенье тоже не очень подходящий день – мне удобно посвящать его отдыху, мелким делам по дому и т.д. Поэтому субботнее утро – оптимум по времени.

Оплата – количество.

Работа профессионального психотерапевта не может стоить дешево, просто по определению. Под профессионализмом я понимаю, прежде всего, нацеленность на результат. Стремление посредством своей работы добиться того, чтобы данный человек с данным вопросом в будущем умел разбираться самостоятельно, т.е., как это не покажется странным, добиться определенной степени автономности (а не зависимости!), в том числе, и от самого терапевта. Отсюда вытекает и вторая важнейшая составляющая профессионализма – профессионал не останавливается на достигнутом и, обучая чему-либо пациента, учится сам. Поэтому по оплате каждый решает для себя сам – обращаться к профессионалам, либо платить по мелочам за обещания дилетантам, коих множество, в итоге затратив больше за отсутствие результата, — причем ладно бы, если только денег (возобновляемый ресурс), но потратив бесценное Время. В профессионализме терапевтов я не сомневаюсь. Поэтому считал и считаю оплату вполне обоснованной.

Оплата – порядок.

Здесь есть несколько замечаний.

Первое. Как ни крути, оплата «вперед» дисциплинирует к тому, чтобы ходить, даже если не хочется, через «не могу». Еще раз повторюсь, что тренинг – это работа, порой неприятная, а если есть возможность уклониться от неприятной работы, почему бы не уклониться?.. Вдруг, результат упадет с неба?.. Не упадет. И, поскольку это групповой тренинг, и от количества (и, по-возможности, постоянного состава) участников группы зависит его качество, я бы подумал об оплате вперед, хотя бы на месяц. Здесь получилось, что группа стала постепенно размываться, количество участников стало меньше необходимого, и те, кто в какой-то день не пришел, снизили качество не только для себя, но и для тех, кто пришел. Конечно, терапевты старались минимизировать потерю в качестве, но когда группа уже начинает жить как целое, отсутствие одного приводит к ощутимым последствиям для всех. Можно сравнить с массажистом, к которому ходит пациент — то оставляя дома правое плечо, то два ребра, то голову. Как работать с таким пациентом?.. Интегрального подхода не получается, а за персональным можно на индивидуальные занятия ходить.

Второе. Момент психологический. Один мой знакомый, живущий в США, считает главным недостатком платной медицины в России не сам факт ее существования, а нередкое отсутствие дистанции между потребителем и поставщиком услуг. Возьмем больницу. Казалось бы, какая разница пациенту – расплачиваться непосредственно с врачом, либо класть деньги в условный мешок, точнее – управляющему этого мешка (администратору). Деньги-то все равно одни и те же, и пациент их отдает… По факту выясняется, что разница существует. Опосредованная оплата приводит к тому, что пациент отделяет в своей голове врача-человека (специалиста) от врача-субстрата его, пациента, финансов. И врач, в свою очередь, все свои «недоплатили, заплатили не вовремя и т.д.» относит к администратору, а на пациенте сосредотачивается исключительно как на человеке. Администратор служит неким необходимым «громоотводом» шелухи, лишних мыслей, связанных с финансовой стороной вопроса, и позволяет сосредоточиться на сути терапии. Очень наглядно я это почувствовал, когда посещал курсы иностранных языков. Администратором там работала непробиваемая дама, настоящий Терминатор, она гонялась за нами с квитанциями, а за преподавателем – с графиком уроков, в итоге мы (студенты) и преподаватель были молчаливо-заодно «против» этой дамы, зато уроки проходили «на ура». По сути, это и есть главная задача любого чиновника – функция громоотвода, — неблагодарная, но необходимая… Но не буду уходить в сторону, это обширная тема. Я бы порекомендовал специалистам каким-то образом организовать данную дистанцию в оплате. Как – не знаю, но что-нибудь можно придумать. Даже если это будет обезличенный фонд, и какой-нибудь «дядя Вася» — пусть не администратор, но, скажем, приятель обоих терапевтов, будет формально «надзирать» — финансовая дистанция уже возникнет, и это скажется благотворно.

Раздаточные материалы.

На тренинге присутствовала теоретическая часть. Для меня это было большим подспорьем, ибо практика без теории, как известно, слепа. Хотелось бы, чтобы теоретические моменты, излагаемые на каждом занятии (микро-лекции) каким-то образом раздавались или рассылались по почте, а лучше – и то, и другое, причем рассылкой лучше предварять занятие, это будет неким дополнительным стимулом (как говорят рекламщики, тизером) к любопытству, чтобы пришли все участники. А главное, конечно, теория всегда будет в этом случае под рукой, забыл – повторил. У меня произошел досадный момент, раздаточные материалы (тест-вопросы по различению уверенного, неуверенного и агрессивного поведения) я потерял, и теперь мне их не хватает.

Правила поведения в группе (очень важный момент!).

Были изложены устно на первом занятии устно, в итоге, как выяснилось, каждый понял по-своему, а поняв – не всегда помнил. Лично для меня так и осталось загадкой, насколько строго требование отсутствия контактов между собой вне занятий. Считаю целесообразным сформулировать эти требования в письменном виде, и в обязательном порядке не только раздать участникам на первом занятии, но и вкратце напоминать (минута-две) в начале каждого занятия, возможно – даже вешать изнутри на дверь. Правила есть правила, внутреннюю конституцию нужно соблюдать, и это тоже неотъемлемая часть уверенного поведения – соблюдение правил.

2. Суть тренинга.

Как и обещал, излагаю свои ощущения от занятий. От тренинга получил удовольствие, было бы неплохо повторить для закрепления. Теперь сравнение того, как мне живется сейчас, и как было до тренинга.

Если сказать одним словом – живется лучше!

Оказалось, что действительно можно заявлять о себе более открыто. Прямо говорить, если что-то не устраивает. Говорить, если что-то не интересно. В первую очередь – не скрывать, если кто-то делает мне больно. Не ждать, что «сами догадаются, неужели непонятно?». Стало ясно, что если я испытываю дискомфорт, и источник дискомфорта не понимает, а я ему не объяснил этого, то обижаться можно только на себя. Способности окружающих к эмпатии и телепатии весьма ограничены, и рассчитывать, что люди вокруг меня только и заняты тем, чтобы угадывать мои мысли и чувства – большое заблуждение. Язык является тем, — не единственным, но наиболее универсальным, — средством коммуникации человека с человеком, в результате которого они могут понять друг друга. «Не читают тебя без слов – перейди на язык слов, если хочешь, чтобы прочитали» — говорю я себе. И если раньше я использовал язык лишь для объяснения того, что я думаю, теперь я понимаю, что это не менее мощное средство для выражения того, что я чувствую.

Важнейший результат – я не обвиняю себя за свои чувства, если они возникли, значит, они не могли не возникнуть. Отказ от подавления своих чувств делает меня более свободным, и одновременно, что очень важно, позволяет быть очень корректным в действиях, особенно в действиях, которые могли бы возникнуть в результате дискомфортных реакций. Здесь на тренинге для меня открытием было то, что агрессия – та же неуверенность, только взятая с обратным знаком.

Стал менее остро воспринимать критику. На поверку оказалось, что принимал за критику простое выражение своих мыслей и чувств окружающими людьми. Они имеют на это право, ибо они равные. В связи с этим постепенно уходят такие вредные привычки, как некое раболепство перед чиновниками, бизнесменами, просто успешными людьми. Очищенное от раболепства почитание превращается в уважение (если что-то остается после кристаллизации, иногда ничего не остается). С другой стороны, и это для меня весьма существенно, работаю над отказом от такого отношения к бомжам, алкоголикам, даже к власть имущим, как некое высокомерие, презрение, возмущение, отвращение. Какие бы они не были – они Равные. И я равный.
Возможно, это самый главный результат тренинга. Вывод «красными буквами» во внутреннем дневнике, что: что бы я не думал, что бы не чувствовал, как бы не поступал – окружающие могут относиться так или иначе именно к моим убеждениям и поступкам. Но не ко мне – поскольку я равный. В правах иметь убеждения, чувствовать и действовать. Не более того.
Но и не менее.

Пшенников А.Г., 37 лет, Московская обл.

Психолог-консультант

Психолог г. Москва

Столяров Виктор Александрович:   групповой терапевт, член Интернациональной …

Групповая психотерапия

Групповая терапия, набор в группу продолжается

Психотерапевтическая группа „Экзистенциальных возможностей“   …

терапевтическая группа

Дисскуссия

28 января 2017 г. с 12:00 до 14:00 «Развитие частной практики групповой терапии». …