Категории: Статьи

Групповая психотерапия учебное видео

Учебное видео (Yalom)

Групповая терапия | Grouptherapy.ru

Групповая психотерапия теория

Групповая психотерапия теория

Первоначально деятельность психотерапевтических групп осуществлялась методом проб и ошибок. При этом для объяснения наблюдаемых феноменов специалисты использовали идеи Лебона, Мак-Даугалла, Левина и других, дополняя их теориями личности, прежде всего теорией Фрейда. Тем неменее, им не удавалось в достаточной степени интегрировать оба подхода; разные исследователи делали акцент либо на групповых феноменах, либо на индивидуальных психических проявлениях.
Тесно связанным с практикой групповой психотерапии было представление о том, что
межличностное взаимодействие в группе может отражать внутри-психические конфликты ее членов, а также сопровождаться проявлением групповых процессов. Хотя вплоть до настоящего времени у нас нет общей теории для обоснования своей работы, большинство психотерапевтов сочетает представления о групповой динамике с идеями межличностного взаимодействия и индивидуальной психологии.

ОБЩЕГРУППОВОЙ ПОДХОД


Бион: группа как единое целое

Вильфред Бион разработал свой подход к групповой психотерапии в 40-е годы. В это десятилетие, приходящееся на годы Второй мировой войны, многие выдающиеся ученые уделяли большое внимание малым группам. В течение нескольких лет Бион проводил работу с несколькими психотерапевтическими группами, включавшими 56 пациентов, среди которых было и несколько его коллег, интересовавшихся изучением групповых процессов. Хотя работа с этими группами продолжалась недолго, его публикации, посвященные анализу этой работы, получили широкую известность. Слово «Бион» стало использоваться в качестве обозначения одного из подходов к теоретическому обоснованию групповой психотерапии. Бион (Bion, 1960) рассматривал любую группу в двух аспектах. Один из них связан с теми групповыми проявлениями, которые ориентированы на решение членами u1075 группы общих задач. При этом ведущий не является единственным опытным членом группы. Он выполняет лидерские функции лишь до тех пор, пока помогает группе решать ее основные задачи. Ее члены также вносят
свой вклад в их решение, опираясь в основном на первичные психические процессы. Бион называет данный аспект деятельности групп рабочей группой. По его мнению (Bion, 1960), «рабочая группа постоянно испытывает на себе негативное влияние со стороны иных психических феноменов» (р.129). Эти феномены связаны с наличием так называемых базисных устремлений, отражающих иной аспект функционирования группы. Тем не менее, «несмотря на то что рабочая группа является достаточно неустойчивым образованием, она продолжает сохраняться, что свидетельствует о наличии у ее членов страха перед теми эмоциональными проявлениями, которые связаны с базисными устремлениями» (р. 98). Рабочая группа в той или иной форме проявляется всегда, однако Бион основное внимание уделяет иному аспекту группового функционирования – группе базисных устремлений.
Хотя группы стремятся к решению поставленных задач, их функционирование связано с фундаментальными неосознаваемыми устремлениями, направленными на удовлетворение эмоциональных потребностей их членов и/или избегание неприятных для них отношений друг с другом. Бион выделяет три основные разновидности групп базисных устремлений.
1. Группа зависимости характеризуется таким поведением ее членов, которое свидетельствует об их стремлении почувствовать себя в безопасности и получить поддержку со стороны одного из членов, а именно лидера, который воспринимается как всемогущий и всезнающий. Хотя данное представление не соответствует действительности, члены группы ведут себя таким образом, будто они действительно могут создать удовлетворяющую их ожиданиям ситуацию.
2. Группа бегства и борьбы характеризуется таким поведением ее членов, которое свидетельствует об их стремлении почувствовать себя в безопасности и сохранить таким образом группу. Члены такой группы препятствуют анализу и пытаются избежать решения психотерапевтических задач путем инициирования пустых и непродуктивных разговоров. Они могут использовать иные способы уклонения от решения психотерапевтических задач, жалуясь на усталость, пропуская сессии или даже преждевременно прекращая свою работу в группе.
3. Группа спаривания характеризуется таким поведением ее членов, которое направлено на формирование мессианского образа. Обсуждения касаются интимных или сексуальных тем, а также представлений пациентов о будущем. Члены группы нередко образуют пары, и партнеры совместно обсуждают будущее.
При этом они полагают, что это позволит группе избежать конфронтации со слишком сильными чувствами, связанными с настоящим. Бион допускал наличие в группе некоторых дополнительных направленностей. Турке (Turquet, 1974) предположил существование такого базисного устремления, которое связано с большими группами. Он указывает, что их члены «стремятся сформировать единство, путем идентификации с неким всесильным началом…, отказаться от своего «я» ради пассивного включения в единое целое, благодаря чему ощутить… благополучие… и целостность» (р. 357). Основным стимулом для реализации связанного с достижением единства базисного устремления является переживаемый членами группы страх утраты идентичности. На основании своей работы с перенесшими психическую травму пациентами, а также с психотерапевтическими группами Хоппер (Hopper, 1997) предположил, что данное базисное /стремление характеризуется биполярностью. По его мнению, перенесший серьезную психическую травму человек боится утратить свою идентичность; он чувствует то страх «расщепления и фрагментации», то страх «слияния с другими и растворения в них». В группе это проявляется в базисном устремлении на «распад и агрегацию» (р. 453). Хоппер отличает данный феномен от такого состояния группы, которое «характеризуется высокой степенью взаимного притяжения и вовлеченности… людей, которые… разделяют иллюзию солидарности, причем, как правило, весьма непродолжительный период времени» (р. 452). Идеи Хоппера весьма
ценны, особенно применительно к работе с теми пациентами, у которых в силу перенесенной психической травмы отмечается замедление личностного развития.
Бион также использовал два других имеющих отношение к групповому взаимодействию понятия, основанных на описанном Мелани Кляйн феномене проективной идентификации. Одно из них — понятие валентности, которое он использует для обозначения тенденции к включению индивидов в группу на основе одного из перечисленного выше базисных устремлений. Люди различаются по своей склонности следовать трем базисным устремлениям, что предполагает произвольный и мгновенный характер их проявления (Bion 1960, р. 24). Бион, прошедший анализ у Клейн, понимает
и интерпретирует неприемлемые потребности как отчужденные от личности ее элементы, которые субъект склонен проецировать на других; при этом другие могут принять на себя эти проекции и находиться под их воздействием. Лидер и остальные члены группы находятся под сильным влиянием проекций и вряд ли могут удержаться от идентификации с ними.
Бион воспринимал групповую работу как процесс, характеризующийся тем, что на одних его этапах преобладают феномены, свойственные группе базисных устремлений, а на других – свойственные рабочей группе. Этот процесс не является эволюционным, он не способствует переходу от базисных устремлений к более зрелым формам поведения. Модель Биона подчеркивает значимость отношений членов группы с лидером и друг с другом, осуществляемых на архаическом уровне, однако она не анализирует межличностные отношения.
Браун (Brown, 1992) полагает, что групповую динамику невозможно полностью объяснить с позиций отношений власти и что «неизменные важные устремления являются результатом избегания членами группы подлинных человеческих отношений, в связи с чем связанные с их отношениями сложные чувства ими отчуждаются» (р. 216).
По мнению Биона, основная задача психотерапии — это создание таких условий, в которых члены группы могли бы осознать проблемы в своих ранних отношениях с авторитетными для них фигурами, а затем освободиться от зависимости от них путем понимания своих базисных устремлений. В результате члены группы могут научиться строить более гармоничные и равноправные отношения. Подобное понимание задач групповой психотерапии связано с использованием лидером особых интервенций, которые указывают на его стремление сохранить позицию невмешательства в групповые процессы, а также — на наличие в работе определенных мистических элементов. В рамках используемого Бионом подхода лидер находится «на периферии» группы и в ходе интерпретаций стремится помочь ее членам осознать проявления свойственных им
базисных устремлений. Возможно, нет ни одного группового психотерапевта, который действовал бы исключительно в рамках этого подхода, однако влияние Биона на понимание неосознаваемых проявлений групповой жизни весьма значительно, особенно для тех специалистов, которые придерживаются общегруппового подхода. Более того, работы Биона позволяют понять те групповые процессы, которые проявляются во всех группах. Хотя некоторые психотерапевты не обращают на них внимания, эти процессы, так или иначе, проявляются.
Эзриэл: психоаналитическая групповая психотерапия
Генри Эзриел (Ezriel, 1973) заинтересовался групповой психотерапией благодаря частию в первой из проводимой Бионом групп. Вскоре, однако, он понял, что основанные на работах Мелани Кляйн идеи Биона его не совсем устраивают, и он разработал свою теорию, базирующуюся на работах Фейрберна (Fairbairn, 1952a, 1952b) и Гантрипа (Guntrip, 1969). Эзриел руководствовался связанным с теорией объектных отношений представлением о том, что людям свойственно вытеснять сложные переживания и избегать конфронтации с неосознаваемыми фантазиями.
Вытеснение становится возможным благодаря установлению отношений с объектами, помогающими отгородиться от неосознаваемых фантазий. Такие отношения называются желанными отношениями.
Подобные отношения с объектами и связанные с ними переносы не имеют отношения, в отличие от классического невроза переноса, к процессу психического развития, хотя в некоторых случаях они отражают проблемы развития. Желанные отношения устанавливаются для того, чтобы не включиться в так называемые избегаемые отношения. Установление избегаемых отношений имеет своим следствием переживание несчастья {губительные отношения). Данные типы объектных отношений являются элементами троичной модели, развиваемой Эзриелом в его работах.
Обычное групповое напряжение (имеющее неосознаваемый характер) возникает, когда пациенты пытаются установить три типа отношений. Поскольку нет даже двух людей, имеющих идентичные внутрипсихические конфликты, каждый член группы привносит в отношения свои собственные паттерны переживания. Переживаемое на латентном уровне напряжение затем нарастает и проявляется в отношениях членов группы. По мере развития этого процесса в контексте «здесь-и- сейчас» психотерапевт указывает членам группы на имеющееся напряжение и на то, что каждый из них способствует его усилению. Тесно связанной с этим представлением является идея «коммуникации в силу близости», связанная с тем, что пациенты могут ничего не говорить, но неосознанно и без слов идентифицируются друг с другом.
Эзриел полагал, что интерпретация не будет полной без прояснения проявляющихся в группе в целом всех трех типов отношений, причем по возможности для каждого члена группы. Так, например, если в процессе обсуждения члены группы говорят о недостаточном эмоциональном контакте в группе, Эзриел указывал на то, что они слишком склонны к анализу и избегают проявлять свои чувства (желанные отношения), возможно, опасаясь при этом высказывать критику в адрес психотерапевта, который символизирует для них аналитическое начало (избегаемые отношения). Подобные опасения связаны с тем, что психотерапевт не захочет проявлять о них заботу. При этом Эзриел предлагает выяснить, каким образом внутрипсихические конфликты членов группы проявляются в ходе общегруппового обсуждения. Оптимальной по количеству Эзриел считал группу из пяти человек.
Эзриел все интерпретации строил на тех отношениях, которые проявляются в контексте «здесь-и-сейчас», при этом он ограничивался интерпретациями. По мнению Эзриела, психотерапевт может молчать до того момента, пока не появится возможность для прояснения группового напряжения, имеющего неосознаваемый характер, и роли каждого члена группы в его усилении. Успешные интерпретации позволяют участникам почувствовать себя свободнее и с большей эффективностью включаться в избегаемые отношения. Благодаря этому активнее проявляются связанные с прошлым ассоциации и воспоминания. В то же время Эзриел полагал, что избегание прошлого может выполнять защитную функцию, поскольку конфронтация с прошлыми конфликтами может обнаружить избегаемые отношения в настоящем.
Эзриел не общался с пациентами вне группы и ограничивался в процессе работы одними интерпретациями. Иные интервенции рассматривались им как способствующие поддержанию желанных отношений, снижению тревожности и снижению эффективности работы в целом.
При таком подходе психотерапевт занимает в группе главенствующее положение, а переносы между членами группы рассматриваются как вторичные по отношению к переносам на психотерапевта (при этом напряжение и конфликт в отношениях между членами группы считаются предпосылкой успешной работы). Интерпретации в основном ориентированы на общегрупповые процессы, в частности на обсуждение группового напряжения и индивидуальной динамики. Данный подход объединяет представления теории объектных отношений с представлениями общегруппового подхода.
Хотя у Эзриела гораздо меньше последователей, чем у Биона, его вклад в развитие групповой психотерапии весьма значим и связан с объединением общегруппового подхода с индивидуальным анализом.
Фолькис: групповой анализ
Термин «групповой анализ» используется для обозначения разработанного С. Фолькисом психотерапевтического подхода.
Фолькис — британский психоаналитик, получивший образование в Вене в 1920-е гг. и опубликовавший свою работу по групповому анализу в 1948 г. Большое влияние на Фолькиса оказала классическая гештальт-психология; именно благодаря ей он убедился в том, что группа — это нечто большее, чем сумма составляющих ее частей. Изучение переживаний членов группы не может быть успешным без учета внутригрупповых отношений, поскольку все люди являются частью сложных систем, представленных различными социальными группами. Первичной социальной группой является семья, в которой происходит формирование идентичности. Невротик, по мнению Фолькиса, — это тот, кто изолирован от семейной группы и неспособен адекватно выразить связанные с этим негативные переживания. Фолькис пишет о постепенном переходе от нодальной позиции в социальной группе к фокальной позиции. Используя такие классические понятия гештальт-психологии, как понятия фигуры и фона, Фолькис заключает, что индивидуальная психология выступает в качестве фигуры, а группа – в качестве фона. Во внимании психотерапевта, по мнению Фолькиса, нуждаются как члены группы, так и группа в целом.
«Групповой анализ отличается от других подходов тем, что представляет собой уникальное сочетание психоаналитических представлений с гештальт-подходом, который является открытой системой и служит основой теории и практики группового анализа» (Pines & Hutchinson, 1993, p.31).
Для всех групповых аналитиков понятие открытой системы является центральным, «оно выступает в качестве общей платформы, определяющей содержание и значение всего происходящего, и именно
на нем основываются все коммуникации и интерпретации, как вербальные, так и невербальные»
(Foulkes, 1964, 292). Понятие резонанса обозначает возникновение у членов группы одинаковых представлений, вызывающих у них в зависимости от уровня их развития и потребностей различные
реакции — как осознанного и регрессивного характера. Зеркальным отражением называется тот аспект «я» членов группы, который отражается в других. Благодаря идентификации и проективным
механизмам они могут осознать ранее непонятные им (неосознаваемые) свойства своей личности
(Zinkin, 1983). Иногда из-за присутствия сложных пациентов в процессе психотерапии возникают затруднения или проявляются деструктивные реакции в группе. В этом случае члены группы оказываются неспособными принять «отщепленные» и спроецированные на других аспекты «я».
Задачей психотерапевта является расширение и углубление групповой коммуникации. При этом он должен принимать во внимание разные уровни психического развития членов группы, обусловливающие многообразие форм внутригрупповых отношений, «варьирующих от более
осознанных и объективных «повседневных» отношений до отношений субъективных и окрашенных неосознаваемыми фантазиями, от более до менее дифференцированных и индивидуализированных»
(Brown & Pedder, 1979, p. 129). Психотерапевт активно участвует в групповых процессах и отнюдь не является бесстрастным н аблюдателем и арбитром, занимающим отстраненную позицию. Он учитывает как групповую, так и индивидуальную динамику; используемые им и направленные на тех или иных членов группы интервенции отражаются на внутригрупповых отношениях и всех присутствующих в группе. Групповой аналитический психотерапевт формирует модель коммуникации и при этом помогает членам группы посредством использования интерпретаций активизировать внутригрупповые коммуникативные процессы. Участники вовлекаются в обсуждение всего происходящего в группе. Групповой анализ, по определению Фолькиса (Foulkes, 1975), является «психотерапией, осуществляемой самой группой и направленной на группу, включая ведущего» (р. 3).
Группа позволяет обнаружить сходства и различия благодаря тому, что ее члены могут увидеть свое отражение в других. Временами отдельные участники формулируют мысли всей группы; в другие моменты группа отражает индивидуальные потребности того или иного члена. Учитывая различия в уровнях коммуникации разных членов группы, психотерапевт должен понимать, что используемые им интерпретации могут быть некорректными в отношении некоторых ее членов.
Групповые аналитические теории являются наиболее авторитетным направлением в Европе.
Находящийся в Лондоне Институт группового анализа создал систему образовательных центров в крупнейших городах Европы, а также в Австралии и Израиле.
Витакер и Либерман: групповой фокальный конфликт
Концепция группового фокального конфликта основана на работах Томаса Френча (French, 1952) и групповой динамической теории. Впервые представленный в работах Уитмена и Стока (Whitman & Stock, 1958) и более детально разработанный в монографии Витакера и Либермана (Whitaker & Lieberman, 1964), этот подход основан на использовании главного тезиса, а именно: все или почти все высказывания, а также поведение членов группы в ходе сессии связаны с их попыткой разрешить внутригрупповой конфликт. По определению фокальный конфликт наиболее близок к сознательному уровню (т. е. связан с предсознательными процессами) и, так или иначе, проявляется в наблюдаемых групповых феноменах. В соответствии с данной системой взглядов, по  мере интеграции группового конфликта начинает проявляться материал более глубокого уровня. Он может быть проинтерпретирован, что даст пациентам возможность осознать ранее неосознаваемые проявления  своей личности.
С точки зрения этого подхода предполагается, что в процессе групповой работы происходит актуализация потребностей (возмущающий фактор) членов группы, однако они не могут их открыто продемонстрировать из-за страха негативных последствий (реактивный мотив); поэтому эти потребности проявляются в компромиссной форме (разрешение конфликта). Фокальные конфликты могут быть представлены в виде определенных тем, разрабатываемых группой в течение нескольких сессий. Кроме того, разрешение некоторых конфликтов иногда приводит к появлению новых. Когда конфликты проясняются и прорабатываются, группа вступает в свободную от конфликтов полосу; возникает возможность для анализа и проработки дополнительного личного материала без того, чтобы спровоцировать слишком сильную тревогу или сопротивление.
Некоторые пациенты могут реагировать или не реагировать на определенные внутригрупповые конфликты, однако молчание членов группы вовсе не обязательно означает отсутствие интереса, но, наоборот, часто маскирует глубокую эмоциональную вовлеченность в происходящее (резонанс).
Поэтому психотерапевт должен прибегать к соответствующим групповым интерпретациям, способным затронуть каждого члена группы, включая и тех, кто не участвует в обсуждении.
Тесно связанным с представлением о групповой динамике является понятие групповой культуры; оба они позволяют понять, каким образом группа ведет себя в ситуации фокального конфликта, а именно: разрешительные или ограничительные приемы при этом используются. Приемы, направленные на разрешение, создают ощущение большей безопасности, благодаря чему возможна глубокая проработка конфликтов. Если же для тех или иных пациентов условия кажутся небезопасными, они могут попытаться изменить групповую культуру, используя привычные для себя защитные маневры, тем самым способствуя возникновению в группе нового конфликта.
Разрешительная групповая культура создает такие условия, в которых члены группы могут осознать и преодолеть привычные дизадаптивные паттерны.
Используя подход группового фокального конфликта, психотерапевт сохраняет с группой тесный эмоциональный контакт, и в то же время он занимает такое положение, которое позволяет ему интерпретировать групповые процессы. Он наблюдает за ним и указывает членам группы на ограничительные приемы. Довольно часто применяется (так же, как и в троичной модели Эзриела, основанной на теории объектных отношений; Ezriel, 1973) интерпретация возмущающих факторов (потребностей), реактивных мотивов (страха) и способов разрешения конфликта.
Успешные интерпретации ведут к изменению используемых группой способов разрешения конфликта и созданию более безопасной групповой культуры, в свою очередь, способствующей достижению терапевтических эффектов. Используемые психотерапевтом стратегии ориентированы на фокальный конфликт и могут предполагать такую интерпретацию индивидуальных проблем, которая имеет отношение ко второй группе. Направленная на конкретное лицо интервенция может затрагивать групповой конфликт (Whitaker, 1989, р. 248). Однако в более ранней публикации Витакер и Либерман говорят о том, что психотерапевт должен осознавать как положительные, так и отрицательные эффекты подобных интерпретаций. Они подчеркивают, что интервенции могут влиять на групповой процесс. Осознание психотерапевтом реакций группы на используемые им интерпретации позволяет ему лучше следовать за группой в направлении новых, разрешительных приемов преодоления фокальных конфликтов. Венгерский психоаналитик Михаэль Балинт, на которого сильно повлияли Шандор Ференци, а также его сотрудничество с Тавистокской клиникой в ондоне, использовал общегрупповой подход в сочетании с индивидуальным, интерактивным подходом, развиваемым венгерской психоаналитической школой. Как и Бион, Балинт не работал с терапевтическими группами. Его группы состояли из врачей. Он был убежден в том, что для достижения лечебного эффекта отношения врача и пациента имеет первостепенное значение. И в настоящее время у этой идег есть множество сторонников (Balint, 1957).
Межличностные теории Ирвин Ялом (Yalom, 1985) в своей книге «Теория и практика групповой психотерапии» излагает собственную теорию межличностного научения, имеющего место в групповой психотерапии. Ялом получил подготовку в рамках традиции Салливана, поэтому многие положения его теории связаны с межличностной ориентацией. Он считает, что основным фактором психотерапевтических изменений являет ся групповое взаимодействие, происходящее в контексте «здесь-и-сейчас». Он не обсуждает то, что происходит вне группы, и считает группу основной ареной для научения. При соответствующем структурировании группа образует социальны] микрокосм, отражающий многообразие социальных связей членов группы.
Благодаря получению опыта группового взаимодействия пациенты приходят осознанию дезадаптивных коммуникативных паттернов и искажений восприятия, вызывающих нежелательные реакции со стороны окружающих. Основными спс собствующими научению механизмами являются обратная связь и самонаблюдение. В ходе группового процесса пациенты осознают, что их страхи необоснованны, а тревога вызвана искажениями восприятия. По мере того как пациенты приходят к лучшему пониманию своего поведения в группе, они начинают сравнивать его с поведением других людей — как в группе, так и за ее пределами, — благодаря чему оно приобретает более адаптивный характер. Ответственность за достижение изменений лежит на самих членах группы. Однако одного осознания для достижения изменений недостаточно.
Межличностное научение протекает на нескольких уровнях. Как и в рамках других подходов, в подходе Ялома психотерапевт символизирует родительскую фигуру, тем самым формируя в группе подобие семейных отношений. При этом члены группы выступают по отношению друг к другу, как в роли родителей, так и сиблингов. Перенос и инсайт являются составляющими межличностного научения, однако они имеют меньшее значение по сравнению с «корректирующим эмоциональным опытом», основанным на возникающих в группе аутентичных человеческих отношениях. Перенос трактуется в рамках традиции Салливана — главным образом как следствие искажения восприятия при межличностном взаимодействии; работа в группе предполагает преодоление этих искажений.
Инсайт рассматривается как научение, осуществляемое на четырех разных уровнях: первый из них связан с осознанием пациентом того, как его воспринимают другие члены группы; второй — с осознанием особенностей своего поведения при взаимодействии с другими; третий предполагает понимание пациентом того, почему он поступает во взаимоотношениях с другим именно так, а не иначе; четвертый же уровень инсайта связан с осознанием пациентом механизмов и процесса своего психического развития.
Ялом полагает, что для достижения терапевтических изменений большинству пациентов достаточно инсайта на трех первых уровнях. Он считает, что интеллектуальное понимание (инсайт) само по себе может обеспечить изменения, однако он сомневается в том, что этого достаточно для проработки материала, связанного с прошлым пациента (глубина интерпретаций и инсайта поэтому не обязательно связана с раскрытием межличностного потенциала).
Роль психотерапевта при таком подходе заключается в создании соответствующей групповой культуры, в которой поведение членов группы в ходе их взаимодействия может быть подвергнуто анализу. Фокусируя свое внимание на формировании групповой сплоченности и соответствующих норм, групповой психотерапевт создает социальную систему. Ялом полагает, что чем выше уровень группового сцепления, тем эффективнее обратная связь. Тем самым он подчеркивает значимость групповой динамики. Ротке (Rothke, 1986) определяет следующие признаки эффективной обратной связи: она должна быть ясной, своевременной, фокусироваться на том человеке, который предоставляет информацию, связана с риском самораскрытия, касаться отношений между тем, кто сообщает, и тем, кто получает информацию, и, по возможности, свободна от оценок (р. 228).
В начале работы психотерапевт должен обращать особое внимание на проявления усталости и невнимательности, образование подгрупп, общение пациентов за пределами группы, а также проявление феномена «козла отпущения». Основная задача психотерапевта на этом этапе работы заключается в поддержании групповых норм с помощью силы своего авторитета, а также в постановке целей работы. На разных этапах психотерапевт применяет различные техники. Он формирует модель группового поведения, используя обратную связь, поясняет понятие ответственности, показывает необоснованность оображаемых негативных последствий тех или иных действий, способствует генерализации процессов научения и поощряет членов группы идти на риск.
Кроме того, психотерапевт стремится демистифицировать в глазах членов группы свой образ и поощряет проявление членами группы взаимной поддержки (Leszcz, 1992). Ялом не игнорирует значение групповой динамики и общегрупповых феноменов, однако отводит им вторичную роль.
Особое внимание он обращает на межличностное взаимодействие и групповые трансакции.
ВНУТРИПСИХИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ
Эти подходы к групповой психотерапии подчеркивают значение внутрипсихических конфликтов и связаны с использованием психоаналитической модели в групповом психотерапевтическом контексте. При таком подходе групповая работа представляет собой индивидуальный анализ в группе. Проявления групповой динамики рассматриваются как связанные с сопротивлением и поэтому становятся предметом психотерапевтического воздействия. Данный подход характерен для С. Славсона (Slavson, 1950), Александра Вольфа и Эммануэля Шварца (Wolf & Schwartz, 1962), в работах которых содержится его всестороннее теоретическое обоснование. С точки зрения данного подхода, в группе создаются  условия для переживания регрессивных состояний, что позволяет анализировать переносы и сопротивления. Регрессивные переживания анализируются с использованием представлений о либидинальных феноменах, объектных отношениях и когнитивном развитии.
Либидинальные регрессивные переживания, связанные с оральной и анальной фазами развития, встречаются довольно часто. Преэдипальные переживания и переживания, связанные с объектными отношениями, проявляются в страхе утраты собственного «я». Связанные с ранними объектными отношениями защиты проявляются в расщеплении, проективной идентификации (см. главы 11 и 12, в которых содержится более подробное описание этих феноменов), проекции и отрицании (Rice, 1992). Регрессивные переживания, имеющие отношение к когнитивным процессам, проявляются в первичных или вторичных формах. Однако, психотические проявления, такие как бред и галлюцинации, а также утрата привычного ощущения пространства и времени, крайне редки (Aschback & Schermer, 1987, p. 46). Шейдлингер (Scheidlinger, 1968) разделяет группобразуюгцие регрессии, являющиеся реакциями на групповые интерактивные паттерны (т. е. проявления взаимной зависимости пациентов на этапе их адаптации к новой группе), и регрессии переноса, отражающие ранние формы психического функционирования. Наличие других людей способствует формированию различных отношений, тем самым расширяя контекст изучения внутрипсихических конфликтов членов группы. Группа создает уникальные возможности для проявления вертикальных (связанных с родителями) и горизонтальных (связанных с сиблингами) переносов. Присутствие других членов группы способствует проявлению переносов и того, и Другого типа. Поначалу легче интерпретировать переносы между членами группы, ем переносы на психотерапевта. Кроме того, присутствие других людей является источником дополнительной аффективной стимуляции, позволяющей анализиро-Вать ассоциации, воспоминания и чувства членов группы.
Существуют разные точки зрения относительно глубины регрессии и переносов в групповой аналитической психотерапии. Одни психотерапевты считают, что группа способствует поддержке ее членов и создает для них безопасную среду, которая наряду с множеством аффективных стимулов обеспечивает возможность глубокой регрессии. Другие специалисты убеждены в том, что присутствие посторонних и ограниченность во времени не позволяют достичь лубокой регрессии, а следовательно, и достаточно глубоких психотерапевтических изменений. Это обусловливает разный характер переносов и сопротивлений в групповой и индивидуальной психотерапии. Тем не менее, общепризнанно проявление значимых переносов в условиях группы, а также то, что благодаря их интерпретации можно способствовать разрешению внутрипсихических конфликтов и осознанию пациентами особенностей своей личности.
Анализ особенностей психического развития имеет первостепенное значение: он помогает пациентам осознать присущие им особенности. Как считают Вольф и Шварц (Wolf & Schwartz, 1962), групповой аналитик «интересуется не столько тем, чтобы объединить усилия членов группы, сколько тем, чтобы укрепить здоровое «я» членов группы. Его интересуют не мистические общегрупповые переживания и иррациональные проекции, а то, что думают, чувствуют и представляют члены группы и как они себя ведут» (р. 246). Таким образом, эти авторы считают, что групповой аналитический психотерапевт помогает пациентам осознать скрытые мотивы, лежащие в основе их взаимодействия. На происходящее здесь и сейчас накладывают свой отпечаток прошлые события, а межличностное взаимодействие отражает внутрипсихические конфликты.
Групповой психоаналитик интерпретирует неосознаваемые процессы пациентов, а также их отношения с самим собой. Пациенты учатся понимать содержание своих отношений с другими и интерпретировать собственные переживания, тем самым, выступая в качестве своеобразных психотерапевтов. Психотерапевт старается не допускать, чтобы один из членов группы оказывался в центре внимания, и переводит внимание с одного пациента на другого. Аналитик пытается обнаружить связанный с переносами и защитами материал, интерпретация которого, по его мнению, наиболее оправдана в тот или иной момент. Его в большей степени интересуют реакции того пациента, который предоставляет материал, чем то, как на него реагируют другие члены группы.
Как пишут Вольф и Шварц (Wolf & Schwartz, 1962), «если он не станет этого делать, его аналитическая работа будет неэффективной» (р. 269).
Большинство современных психоаналитических групповых психотерапевтов не ориентируются всецело на данную модель работы. Тем не менее, они учитывают групповую динамику для того, чтобы решить те проблемы, которые имеют отношение не только к отдельным пациентам, но и к группе в целом.
ОБЩАЯ ТЕОРИЯ СИСТЕМ
За последние 25 лет многие теоретики и практики групповой психотерапии все чаще отмечают недостатки психодинамического подхода и пытаются использовать более широкую теоретическую платформу для объяснения человеческого поведения. Это, в частности, привело к использованию в групповой психотерапии общей теории систем. Работы фон Берталанфи (Bertalanfi, 1966) послужили основой для использования ряда теоретических положений общей теории систем применительно к практике групповой психотерапии. Общая теория систем может служить моделью для понимания взаимодействий между внутрипсихическим, межличностным и общегрупповым подходами, а также для анализа социальных аспектов функционирования психотерапевтических групп.
Ряд положений общей теории систем делают ее весьма привлекательной теоретической моделью.
Так, например, несмотря на многообразие форм различных систем и характерных для них типов поведения, все системы характеризуются общими принципами организации, в частности изоморфностью. Кроме того, все они относятся к так называемым живым системам (Durkin, 1981, р.28), претерпевают ряд трансформаций, связанный с изменением границ, и при этом характеризуются способностью к саморегуляции.
Общая теория систем позволяет описывать разнообразные процессы роста и изменений и не фокусирует свое внимание на конфликтах или недостатках той или иной системы. В соответствии с этой теорией любое взаимодействие системы с другими системами связано с преодолением их внешних границ. Характер этих границ имеет очень большое значение (Rice, 1969). При этом в первую очередь необходимо обращать внимание на особенности границ системы независимо от того, касается ли это отношений членов группы друг с другом, с ведущим или даже происходит взаимодействие между разными аспектами внутри самой личности. Границы должны быть достаточно проницаемыми для того, чтобы в случае необходимости позволять входить в систему и выходить из нее, и в то же время в достаточной мере отделять систему от внешней среды для обеспечения ее защиты. Состояние открытости границ (связанное с передачей энергии и информации) необходимо для поддержания жизни системы (независимо от того, что это за система — индивид, группа или любая иная система).
Развитие способности системы регулировать проницаемость своих границ является важной задачей групповой психотерапии. Таким образом, групповой психотерапевт должен обращать особое внимание на границы разного уровня, в зависимости от конкретных задач деятельности группы в тот или иной момент.
В соответствии с данным подходом психотерапевт выступает в качестве регулятора проницаемости границ (хотя он не является единственным регулятором, члены группы могут также брать на себя эту функцию) и наблюдателя за их состоянием (Astrachan, 1970). Психотерапевт следит за их состоянием и в случае необходимости использует те или иные интервенции, позволяющие повысить или, наоборот, снизить проницаемость границ.
Очевидно, что в рамках данного подхода уровень активности психотерапевта в определенной мере схож с уровнем его активности при использовании иных психодинамических теорий. В то же время общая теория систем обеспечивает целостный подход к групповой психотерапии, не требующий кардинального изменения концептуального аппарата при переходе от внутрипсихического к общегрупповому уровню наблюдения и анализа.
Одна из поднимаемых представителями этого подхода проблем касается обмена энергией. Передача информации и эмоций через границы систем связана с изменениями в распределении энергии. Для того чтобы выжить, система должна сопротивляться энтропии, при нарастании которой ее функционирование нарушается. Негентропия, т. е. присущий системе механизм самоорганизации, позволяет удерживать энтропию на определенном уровне, однако для того, чтобы этот механизм действовал эффективно, система нуждается в получении энергии извне. Хотя данное положение общей теории систем применительно к групповой психотерапии разработано недостаточно, оно позволяет анализировать эмоциональные проявления в группе и их влияние на групповой процесс. Агазарьян (Agazarian, 1997) использует общую теорию систем в клинической работе с группами.
При этом она подчеркивает иерархический характер системы, предполагающий несколько уровней  анализа (общегрупповой и индивидуальный уровень и уровень подгрупп), полагая, что уровень подгрупп должен анализироваться в первую очередь. Она считает, что основная задача психотерапии — активизация коммуникативных процессов в группе, связанных с преодолением границ. В своей клинической работе она стремится формировать подгруппы, позволяющие интегрировать отчужденные аспекты личностей их членов. При этом в фокусе психотерапии оказывается коммуникация внутри подгрупп и между ними. Агазарьян подчеркивает, что «наибольшее значение всегда имеет то, каким образом протекает коммуникация в группе, а не то, что именно передается в ходе общения» (Agazarian, 1997, р. 176 (курсив автора)). Подгруппы формируются естественным образом как отражение «внутреннего противодействия различиям» (р. 191). Работая с «гомогенными» подгруппами, психотерапевт показвает участникам, что они имеют черты сходства и различия. Если различия служат фактором дезорганизации группы, то психотерапевт стремится продемонстрировать наличие у них скрытых общих черт. Использование таких стратегий повышает проницаемость границ (на индивидуальном и общегрупповом уровнях и на уровне подгрупп, причем разные уровни имеют черты изоморфизма), способствуя активизации коммуникативных процессов, осознанию сопротивлений и лучшему пониманию отчужденных аспектов личностей членов группы.
Развитие интегративного направления в последние годы
Групповая психотерапия формировалась на основе психодинамической теории. Однако эта теория была связана с индивидуальной психотерапией. Поэтому в последующие годы прилагалось много усилий для того, чтобы объединить теории индивидуальной и групповой психотерапии.
Групповые психодинамические представления
Попытка интегрировать теории индивидуальной и групповой психотерапии была предпринята Хелен Даркин (Durkin, 1964) и Генриеттой Глетзер (Glatzer, 1953). Эти авторы обратили особое внимание на переносы и сопротивления в групповой психотерапии, используя в качестве основного материала особенности группового взаимодействия. Они взяли за основу индивидуальную психоаналитическую теорию и попытались совместить ее с анализом групповой динамики. По мнению Даркин и Глетзер, помимо переносов на отдельных людей есть переносы и на групповые феномены. Примером этого является ситуация, когда один из членов группы оказывается в центре внимания, что может вызывать чувства зависти и соперничества у других пациентов. В таком случае анализ переносов и сопротивлений сиблинговым переносам становится основным, ведущим.
Другая интегративная модель была предложена Джеймсом Густафсоном и Лоуэллом Купером (Gustafson & Cooper, 1979, 1992, см. также: Cooper & Gustafson, 1979а, 1979b, Gustafson et al, 1981) в серии публикаций, в которых они описывают бессознательное планирование в малых группах». В последнее время они стали называть этот феномен термином «более высокое  ментальное функционирование» (Weiss, Samson & the Mount Zion Psychotherapy Research Group, 1986, Weiss, 1993). Используя теорию Веисса и соавторов (Weiss et al., 1986), Густафсон и Купер разработали собственную концепцию, интегрирующую представления об индивидуальном поведении членов группы с представлениями о групповой динамике. Они считают, что индивиды включаются в группу с осознанными и неосознанными ожиданиями относительно того, что может быть для них опасным, а что — безопасным. Пациенты используют серию проверок (связанных с осознанным или неосознанным планом действий), для того чтобы определить, насколько безопасно могут чувствовать себя в групповой ситуации. Если ситуация для них приемлема, они делают попытку «выдать» прежде «удерживаемую» информацию, но стремятся говорить в рамках подгрупп, поскольку это связано с большей безопасностью. Густафсон и Купер полагают, что члены группы используют три плана:
• перенос, когда они относятся к психотерапевту как к родителю для того,
• чтобы проверить, будет ли психотерапевт вести себя иначе, чем строгий родитель; переход от пассивной позиции к активной, когда пытаются проверить, способен ли психотерапевт или кто-то иной более эффективно, чем они сами, решить их проблемы (благодаря чему в
силу идентификации возможен личностный рост);
• воспоминание, когда члены группы пытаются определить, насколько опыт прошлого можетбыть интегрирован в настоящее.
В случае несовпадения планов между подгруппами могут возникать конфликты. Тогда психотерапевт должен оценить оба плана и в случае необходимости принять во внимание их связь с прошлым опытом членов группы. Так, например, один человек, представляющий одну из подгрупп, может идеализировать психотерапевта для того, чтобы определить, в какой степени тот способен обеспечить ему защиту, прежде чем решиться на самостоятельные действия. При этом другая подгруппа стремится сохранить свою независимость, т. е. определить, насколько независимое поведение может быть приемлемым, прежде чем обозначить свою потребность в защите со стороны психотерапевта. Данная модель ориентирована на психический рост и, по мнению Густафсона и Купера, может применяться в сочетании с теорией инстинктов, объектных отношений или эго- психологическими теориями. Стоун (Stone, 1996b) указал на сходство между эго-психологией и теорией более высокого ментального функционирования, поскольку обе эти теории подчеркивают значимость опыта межличностного взаимодействия для достижения изменений в поведении человека. Густафсон и Купер полагают, что теория Биона позволяет определить конфликт между разными группами базисных устремлений или между группой базисных устремлений и рабочей группой.
Иерархическая интеграция
Интегративные модели разрабатывались также на основе общегруппового подхода. Кернберг (Kernberg, 1975), находящийся под сильным влиянием связанных с объектным отношением идей Биона, полагает, что общегрупповые интервенции позволяют воздействовать лишь на одну группу невротических расстройств, а именно тех, которые связаны с преэдипальной фазой развития. В отличие от этих расстройств переносы индивидуального характера, так же как и сопротивления, связаны с более зрелыми фазами развития, т. е. объектными отношениями, а потому проявляются главным образом в диадических и триангулярных конфликтах. Таким образом, Кернберг считает, что групповой психотерапевт может выбирать интервенции, в большей степени подходящие конкретной группе и отвечающие уровню развития ее членов.
Интегративную модель также предлагает Хорвиц (Horwitz, 1977). Получив подготовку в рамках общегруппового подхода, он изменил свои первоначальные представления и пришел к выводу, что групповой психотерапевт должен сочетать общегрупповой, внутрипсихический и интерперсональный подходы на основе использования иерархической системы. Благодаря этому он может всесторонне оценивать возможности членов группы. Хорвиц полагает, что в большинстве случаев члены группы понимают комментарии психотерапевта по поводу своего поведения прежде, чем понимают его комментарии по поводу внутригрупповых отношений. Данный подход — это шаг вперед, поскольку он подчеркивает значимость взаимодействия и сотрудничества между групповым психотерапевтом и каждым членом группы. Более традиционный общегрупповой подход в недостаточной степени учитывает фактор психотерапевтических отношений.
Заключение
В целом общегрупповой подход подчеркивает значение отношений с авторитетной (родительской) фигурой. Интерперсональные же теории преимущественно обращают внимание на сиблинговые отношения — отношения между членами группы. Следует признать, что оба вида отношений имеют большое значение в психотерапии, так как у большинства направляемых на групповую психотерапию пациентов есть проблемы и там, и там. В силу этого, интегративный подход представляется наиболее оправданным.
Необходимо всегда помнить о социальной структуре групп и влиянии на них различных социальных факторов. Так же как и в повседневной жизни, члены группы взаимодействуют в рамках тех или иных социальных систем, включающих в себя лидеров, ведомых и коллег. Кроме того, члены группы не только испытывают на себе влияние разных социальных факторов, но и, в свою очередь, влияют на группу. Поэтому групповой психотерапевт в ходе группового процесса должен учитывать комплексный характер различных влияний. Иногда общегрупповые факторы становятся наиболее значимыми (например, когда в группу приходит вый человек), поскольку всякий раз, когда границы группы изменяются или их целостность находится под угрозой, начинает реагировать вся группа. В этой ситуации лучше всего использовать общегрупповой подход. В других случаях общегрупповыепроцессы могут отступать на второй план, хотя и не утрачивают своего чения полностью. Нужно помнить, что, несмотря на сильное влияние групповой динамики, основная задача психотерапевта заключается в проведении психотерапии с нуждающимися в помощи людьми, а не с группами. Мы должны хорошо понимать действующие в социальных системах факторы, чтобы наша помощь конкретным пациентам была наиболее эффективной. Уникальность каждого человека никогда не должна быть менее значимой, чем общегрупповые процессы. Цель этой книги — помочь групповым психотерапевтам лучше понять и использовать действующие в групповой психотерапии факторы.
Это позволит сконцентрироваться на общегрупповых или внутрипсихических процессах и тем самым максимально реализовать психотерапевтические возможности группы.
По мере углублений наших представлений о человеке мы ожидаем дальнейших изменений теории групповой психодинамической психотерапии. Анализ разнообразных моделей в рамках психодинамической групповой психотерапии позволяет констатировать наличие трех ее основных компонентов. Один из них связан с исследованием внутреннего мира человека — внутрипсихический компонент. Данный компонент предполагает изучение процесса психического развития человека, используемых им защитных механизмов и способов разрешения конфликтов, внутренних объектных отношений и т. д. Второй компонент — межличностный. Он связан со вниманием к стилям взаимодействия и тому, как внутрипсихические конфликты отражаются на взаимоотношениях членов группы. Этот компонент предполагает анализ индивидуальных ролей и стилей, а также экстернализаций внутренних ролей посредством механизмов проекции и проективной идентификации. Применительно к этим феноменам использование введенного Салливаном понятия «паратаксических искажений» вполне уместно. И наконец, можно говорить о социологическом компоненте, связанном с более широким контекстом функционирования группы, включая и ее социальную структуру. Данный компонент предполагает изучение общегрупповых процессов, включая групповые нормы, ценности представления и ограничения. Все обозначенные компоненты тесно взаимосвязаны друг с другом.

отрывок из книги Дж. Рутана, У.Стоуна «Психодинамическая групповая психотерапия».

Групповая терапия | Grouptherapy.ru

Экзистенциальная групповая психотерапия

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГРУППЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ОПЫТА

Экзистенциальная терапия в группах основывается на тех же принципах экзистенциальной философии и психологии как и индивидуальная экзистенциальная терапия. Как мы уже писали (Р.Кочюнас, 1998), «экзистенциальная терапия направлена не на личность как изолированную психическую целостность, а на человека как бытие-в-мире, т.е. на его жизнь». Внимание в группе концентрируется не столько на решении личных проблем участников, сколько на создании жизни группы и более глубокое её понимание. Это понимание достигается путём анализа жизни участников группы, а через это — и жизни вообще.

Говоря об экзистенциальной терапии в группе, особенно важно хотя бы коротко остановиться на важнейших философских предпосылках психотерапевтического процесса, особенно на понимании человека как Dasein, бытия-в-мире.

Читать

Психолог-консультант

Психолог г. Москва

Столяров Виктор Александрович:   групповой терапевт, член Интернациональной …

Групповая психотерапия

Групповая терапия, набор в группу продолжается

Психотерапевтическая группа „Экзистенциальных возможностей“   …

терапевтическая группа

Дисскуссия

28 января 2017 г. с 12:00 до 14:00 «Развитие частной практики групповой терапии». …